Кириков

Кириков

Сообщение Кириков » 24 янв 2010, 23:26

Ну зачем мне холодная эта стена?
Дома сын подрастает, тоскует жена.
Но опять лезу вверх, и остался вопрос:
Сколько боли я этой разлукой принес?
небонутый
Кириков
Аксакал
 
Сообщения: 467
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 20:55
Откуда: Томск

Делоне 2003.

Сообщение Кириков » 23 мар 2010, 00:58

Эпос.
Было так.

72 год. Лето. Ак-кем, п. Делоне.
Cильная команда. Сложная, опасная и красивая стена.
И нитка маршрута на ней.
Всё. История. Томская история.

78 год. Зима. п. Делоне. Двое. Томичи. Не стена, но ребро. Срыв. Смерть.

81 год.Осень. п. Делоне. Четверо. Опять ребро. И опять Томичи. Вершина. Спуск. Падающий карниз.
И остаются двое.

Четыре души оставили на горе свои тела.
Сколько проклятий услышала гора?

Предыстория. Попытка?

Томск. Зима.
Утро третьего дня 03 года.
Небольшая, еще пахнущая перегаром, компания грузится в машину.
Цель – Алтайские горы, ущелье Ак-кем.
Вечер.
Барнаул. Спасатели. Им с нами.
Еще сутки. Тюнгур.
Еще двое. Заброска.
Пришли.
Аккемское озеро. Балки.
Гурский и Дюша.
Планы.
Я и Лысый хотим на Корону Алтая по стене.
Остальная компания - двумя группами на В. Белуху через перевал Делоне.
Идем вдвоем на Томские стоянки. По пути смотрим на стену Короны.
Снег. Много. И холодно. На стену уже не хочется.
День. Сидим на Томских, смотрим вокруг, думаем. Вот черная стена п. Делоне. Снега мало.
Но лезть на стену страшно. Почему?
Утро. Мы под стеной. Вот и берг. Пора вешать веревки. Не могу. Не в этот раз.
Попытка окончена.
Несколько дней в пещерах на склонах Белухи. Белуха не пускает. Снег и ветер.
Значит домой.

История.

Ещё 105 дней спустя. 03 год. Весна. Томск.
Рюкзак упакован. В 400 километрах, на юге Кузбасса упакован еще один рюкзак.
Через несколько дней они встретятся в столице республики Горный Алтай.
Снова впереди дорога.
Поехали.

Дневник от первого лица с эмоциями.

29.04 Выезжаю из Томска в ночь на 30 апреля.
Погода на улице неприятная, около нуля, сыро, промозгло, идет мокрый снег.
В машине холодно, почти сразу заболел зуб.
До Горного еду с Валерой Плотниковым, который с оказией, очень кстати, оказался в Томске, и еще более кстати, едет через Барнаул и Горный в Усть – Сему.

30.04 В семь утра мы в Барнауле.
Полдня отсыпаюсь на службе у спасателей, гуляю по городу, докупаю всякую мелочевку.
Затем дорога Барнаул – Горноалтайск. По дороге под барнаульское пиво ненароком зажевали с Валерой всю красную рыбу, купленную на гору. Впрочем, она все равно была достаточно сырая, а значит и тяжелая, а вот с пивом пошла в самый раз. К вечеру попадаю на службу спасателей в Горноалтайске. Там у нас назначено место встречи с Саней Проскуриным. На службе предпраздничная глобальная пьянка и …ство. Дежурит Коля Зятьков. Спать заваливаюсь на складе в подвале, там хоть тихо. Зуб болит.
Ночью около 3-х подъезжает Саня. Его в Горный на машине привезли родители, выехавшие на праздники куда-то на Алтай.

1.05 Подъем в 5.30. Сборы. Спросонья и невыспавшиеся доезжаем до автовокзала. Там быстро договариваемся с такси-маршруткой до Коксы. Горный – Тюнгур. Остановочка в Усть-Коксе. Немножко дозакупаемся. Колбаса и таблетки. У меня зуб потихоньку надувается, но хоть боль поутихла.
В Тюнгуре оказываемся часа в 2 дня.
Наняли лошадей для заброски на Ак-Кем. Договориться было непросто, сейчас не сезон, никто на такой приработок не расчитывает, да еще и праздник, всем охота поквасить. В итоге
за 2000 рублей договорились. Проплатили за две лошади. На одной едет алтаец, на другой, часть наших грузов. Лошади худые и слабые, так как голодные. Алтаец Юра– раздолбай, видимо кормов на зиму заготовить нормальное количество было лениво и напряжно да и просто здесь это не особо принято.
Из Кучерлы вышли часов только в 6 вечера и к 10-ти часам перевалили Кузуяк
Заночевали в избушке под перевалом. На перевале Юра начал пить разведенный спирт, который вез с собой. Мы в тему сразу не вкупились, и жестко не запретили. Впрочем, и ехал он отдельно, уследить было нереально.
К ночи у алтайца началась белая горячка – временами он нас не узнает, кидается. Пытается воевать и боится каких-то духов (У местных алтайцев, свои верования в них очень много языческого, соответственно свои боги, духи, праздники, предрассудки и страшилки). Достал нас наш конюх ужасно. Любимая “песня”, - “ой как тяжело мене бедному и хорошему парню тута живется, денег совсем нету, работы тоже нету, да и тяжело работать, а вот плохие городские ни фига не делают, а все у них есть и жить хорошим деревенским парням нормально не дают”. Думаем- бить его или нет. Бить чревато, до озера еще топать порядком и без лошадей эта эпопея грозит растянуться неоправданно надолго. На всякий случай прячем ножи и топоры. Около часа ночи отвожу пьяного в дугу алтайца подальше от избушки метров на триста, ему хочется поразбираться, я не возражаю. Оставляю его в каком-то овражке, а сам возвращаюсь к домику. На улице темень хоть глаз выколи. Чтобы хоть как-то выспаться, перебираемся на крышу нашей избушки. На улице прохладно, но спокойнее. Какое-то время нашего бодрого алтайца не слышно и мы засыпаем. Судя по воплям, к избушке слегка протрезвевший Юра выбрался часикам к пяти утра. Естественно с этого времени спать нормально уже не пришлось. Хорошо одно, он вроде немного протрезвел.

2.05 С утра, часиков в 9-ть выдвигаемся от места нашего ночлега. У меня разбарабанило щеку. Зуб почти не болит, но флюс приличный. Юра с лошадьми и грузом должен выйти минут на десять позже. Договариваемся, что будем дожидаться его около “Трех берез”. Это название стоянок. Место приметное, до него примерно часовая ходка. По идее, туда должны придти практически одновременно. Доходим с Саней до стоянок, садимся ждать. Алтаец появляется примерно через полчаса. Еле держится в седле, говорит с трудом что-то непонятное. Он проезжает мимо, и нас это вроде вполне уcтраивает. С тропы ему с лошадьми теперь никуда не деться, слева река Ак-кем, справа, сильно заросшие склоны. Идти рядом с алтайцем не хотим - жалко свой мозг, который может просто не выдержать такого общения. Но, как оказалось потом, проезжая мимо, Юра был уже в дугу пьяный и нас просто не узнал. За час, который мы его не видели, он встретил знакомого пастуха и успел опять уйти в аут. В итоге- весь день пытался догнать нас, думая что мы впереди. В конце-концов психанул и выбросил большую часть вещей, хорошо хоть уже не очень далеко от озера, около базы “Высотник”.
На бочках нас встречает Дюша, который работает на Якубовского и всю зиму провел на балках, оберегая их от местного населения. Дюша в прошлом из Аиды, опять же в прошлом альпинист.

3.05 Решили устроить день отдыха. Ходили за луком и дровами, устроили баню. Перебрали снаряжение и продукты. Кое-что решили оставить, так как поняли, что весь груз через стену просто не протащим. Сашка умудрился взять с собой 2 пары скальных туфель, у меня тоже одна пара. Подумав, решили половину оставить и взяли с собой только три туфли. Еще дома решили, что на стене обойдемся без пуховых вещей, пух достаточно быстро отсыревает и перестает греть. Соответственно пуховок у нас нет, есть куртки из тинсулэйта. Спальник на гору тоже решили взять один. Синтепоновое одеяло.
Вечером вскрывал десну. Прочищал флюс. Сначала пытался ковырять ножом, потом взял толстую иглу от капельницы. В итоге вскрыл и немного промыл. Правда, ни спирта, ни водки на базе нет, единственная бутылка, которую мы принесли с собой, была оприходована с Дюшей уже через 20 минут после прихода на базу. Промывать зубы пришлось солевым раствором.

4.05 Заброска на Томские ночевки. Шкандыбали часов 5 или около того. Помогал Дюша. По его настоянию решили взять рации и «шмель» вместо «огонька». Немного посмотрели и пофотографировали стену. Смотрится сурово и страшновато. Но погода стоит и снега немного. Терять время неразумно.

5.05 Вышли в 6 утра. Хотели пораньше, но прособирались. При этом, забыли сухое горючее. В семь часов утра подошли под бергшрунд и начали работать. Первый полез Проскурин.
Тактика простая, - первый налегке без рюкзака, второй с рюкзаком. Рюкзак первого - либо вытаскиваем на перильной веревке, либо тащит второй, подвешивая под собой, либо, когда второй совсем устает, за рюкзаком спускается первый.
После двух веревок льда началась стена.
На второй веревке скал мне по морде прилетел камень! И ведь рюкзаком сверху прикрывался, но он прошел между ним и скалой и зацепил скулу.
Всего навесили около восьми веревок по 30 – 40 метров. Скальные веревки (6 штук) все достаточно ровные на уровне V к.тр. Была буквально пара мест с лазаньем шестой категории, впрочем как и четвертой.
Сашка Проскурин ненароком выкинул спусковуху-восьмерку.
На ночевку встали на небольшой снежно-ледовой полочке, которую удалось вырубить. Ширина полки около 50 см, еще сантиметров 30 нарастили. Подвесили палаточку – это самодельная палатка, с дном усиленным ремнями, так что ее можно в принципе подвешивать мешком-гамаком. Палатка сшита специально под платформу. Каркас от платформы мы решили не брать – вдвоем тяжеловато, да и на полочки надеялись. Наша полочка метрах в 60 ниже конца отработанной скалы. В районе обеда по стене начинают лететь камни, интенсивность не очень высокая, но предсказать безопасные места, и сделать на них базы не всегда удается. Это сильно давит на нас психологически. Особенно на меня, я нервничаю иногда, кричу, когда в этом нет необходимости. Сашка тоже потихоньку заражается моими страхами. Тем не менее, ночевку удалось расположить в достаточно безопасном месте, хотя видно, что стеночки вокруг изрядно пооббиты камнями прилетавшими сверху. Вечером сидим и слушаем как летят эти камни. Гудят громко, падают близко, иногда даже очень близко. В палатке сидим в касках, жмемся к скале. Мне страшно, меня колотит – это нервное. Смотрим на фотографию горы с ниткой маршрута Андреева-Дьяченко. Нам кажется, что мы в районе их третьей ночевки. Думаем, что в таком темпе стену пройдем дня за три. Сашка расстраивается, что не удастся наработаться. Суперсложного лазания, судя по характеру скал, вроде не предвидится, поэтому надеется, что хоть объем будет достаточным. Засыпаем полусидя.

6.05 С утра у нас легкая горняшка. Вчера видимо немного перенапряглись. Вялость нет аппетита. А я еще и жевать не могу. Скула болит, челюсть не ворочается, ложка в рот входит с трудом. Решаем оставить часть продуктов. В первую очередь выкинули всю колбасу. Саня к мясному относится прохладно, а я просто не могу её жевать, ибо она твердая. Теперь мясного нет ничего. Работать начинаем поздно, около 8-ми. Рядом с палаткой на полочке ниже метрах в 2х -3х снег взрыхлен камнями, прилетевшими вечером. Там полочка чуть шире и изначально, как вариант, думали место ночевки сделать там.
На второй веревке Сашка зачем-то выкидывает петцеловский жумар, карабин и оттяжку.
Теперь осталось всего два жумара на двоих, да и жалко, тыщи полторы просто так выкинули.
Основная сложность в том, что очень много живых камней и блоков. Сложно повесить перильную веревку так, чтобы ничего ею после не сдернуть. Стараемся уходить по стене налево, но логичнее получается как раз наоборот. Веревки пятерочные. Лазание осложняется тем, что на скалах во многих местах лежит плотный снег, который приходится счищать или обходить.
В итоге веревки через 4-ре подходим под нависающую скальную плиту без рельефа. Тут и устраиваем ночевку. От места ночевки провешиваем еще полторы веревки. Плита обходится по левому ее краю. Тут какой-то рельеф все же есть. В верхней части плиты мы понимаем, что попали на маршрут 72 года и это видимо его ключевой участок. Видим несколько шлямбурных крючьев, несколько забитых титановых швейлерочков и обрывок веревки. Тура с волшебной баночкой в которой, судя по воспоминаниям Г. Андреева, должна быть записка с обещанием ящика коньяка, доставившему эту записку не обнаруживаем. Видимо баночка успела за прошедшие годы сгинуть. Но место вроде совпадает. Обидно. Выковыриваю на память красивые титановые крючья. Им хоть бы что. Не берет их ржа. Дальше пробую уйти левее, но это нелогично, придется пробивать и скайхучить по плите при наличии правее естественного рельефа. В итоге иду по рельефу и этот участок совпадает с Андреевским маршрутом. Несколько выше я выкидываю скальный молоток, но его поднимаем.
Ночевка похожа на первую. Так же подрубаем снежно ледовую полочку и наращиваем ее нашей “простыней ”. Вечером сдох примус! Разбираю и полностью перебираю его раза три. Не работает. Ложимся без чая. Перекусили всухомятку.

7.05 Проскурин работает первым. Вышли поздно после 10-ти. Долго собирались, опять перебирали примус
и все-таки его починили. Вечером – ночью погода была не очень, нас подзасыпало снегом. За день прошли 2,5 веревки. Из них 1,5 простые.
Заканчиваем работу рано, т.к. я отказываюсь страховать Сашку с последней сделанной им станции. Место открытое, мне страшно. Время часа 4-ре, то есть светлого времени еще много, но тем не менее, решаем вставать на ночевку. Делаем площадку под палаточку, долго выкорчевываем камни, в конце концов, устраиваемся достаточно комфортно, по сравнению с предыдущими ночами, висит только один угол палатки, и дно очень неровное, торчат камни, но можно будет вытянуть ноги.
У Проскурина депресняк. Глубокий. Сильно хочет вниз. Предлагает дюлферять, даже ночью. Я просто очень боюсь, даже дюльферять. Камни летят. Вообще, кажется выше будет побезопасней, да и осталось по нашим прикидкам не так много. Уговариваю Саню, продолжать работать дальше и возвращаться только через верх, рассказываю сказки о том, кто и чего может достичь, и что бывает с теми, кто когда-нибудь ломается. Привожу примеры из знакомых нам обоим людей. Главный козырь - Осталась совсем ерунда! Нескоро мы поняли что ошибались. Мои нервы на взводе. Предыдущие ночи меня трясло. Кайфа нет никакого. Только страх. Едкий и противный. Остается тупить и упираться.

8.05 Первое утро проснулись нормально по времени еще по темноте около пяти часов. Выспались. Вчера уснули пораньше, да и очень уж охота побыстрее наверх. Ну и с утра побезопаснее все-таки, пока солнце наверху стены не появится. А это происходит часиков около одинадцати.
Первым начинаю работать я, сегодня моя очередь. Но в итоге веревки вешаем по очереди.
Скалы в туфлях лезу я, микст в кошках Саня. Так получается быстрее.
На одной из веревок, при прохождении внутреннего угла, Проскурин срывается. Лопнул один из
скальных якорей сделанных по Саниному заказу на заводе в Новокузнецке.
В итоге глубина падения около 10 метров. Станция висячая на стоперочках. Сломалась первая от базы
точка. А страховка уже через себя, через восьмерку, ведь первая точка уже есть. Как оказалось,
рановато было через себя. В итоге: вся динамическая нагрузка на моей самостраховке.
Эмоций куча, при том, что сам на станции висишь. У Проскурина существенно отбита жопа.
Но мы уже сломались, нам все равно. Лезем дальше. Погода испортилась. Идет снег, который временами сходит по стене небольшими лавинками и снежными ручьями.
Вечером, как обычно, думаем что осталось немного, и наверное, завтра будем на вершине. Вырубленно-нарощенные полочки под ночевки уже кажутся уютными и комфортными. Привыкаем. Правда ноги ночью все равно полусогнутые и поэтому их регулярно сводит. Это больно.

9.05 Я начинаю первый.
Прохожу семь веревок.
Похоже немного перенапрягся. С утра отрабатывал веревку, принимал Сашку и пока он дышал после перил, бегал за вторым рюкзаком. Потом опять вперед. В итоге, к вечеру начало мутить. Днем было солнце, давило прилично. Духота.
Последние пару веревок вечером доделывает Проскурин.
Ночевали вырубив полочку во льду сверху небольшого скального лба. Погода портится.
Вечером – и ночью сверху на палатку сходят лавинки. Несколько слева от нас маленький кулуарчик-снегосборник, когда через него прокатывается что-нибудь более менее крупное, то цепляет и нашу палатку. Боимся, что со снегом могут сойти и камушки. Снег мелкий, пылевидный забивается во все дырочки палатки.

10.05 Проскурин первый. Последние сложные участки на скале. На одной плите пришлось опять поскайхучить, чтобы обойти живые камни, висящие во внутреннем углу.
Через четыре веревки стена заканчивается и мы выходим на ледовую предвершинную шапку.
Еще три веревки и доходим до места ночевки на скальном выступе.

11.05 Проходим еще около семи веревок по фирнольду. Крутизна 40-50 градусов Сложно организовать страховку. Рыхлый лед - плотный фирн. (буры уже не держат, молотки еще не забиваются. Рельеф простой, в принципе можно идти и одновременно, но сказывается усталость и рюкзаки)
Вершина ~13.30. Сильный ветер. Видимость метров 50, хотя временами на пару минут немного раздувает и в разрывах облаков можно ориентироваться. Начинаем спуск по гребню в сторону перевала Делоне. Гребень с карнизами. Карнизы на обе стороны. Хорошо, что дует ветер, который сдул с гребня весь снег, выпадавший последние дни. Это дает возможность определять по характеру снега линию отрыва карниза. Но ветер заметно замедляет скорость спуска. Маршрут 3Б к. тр. В нижней трети гребня понимаем, что посветлу до перевала не спустимся, поэтому ночуем, съехав на пол веревки в сторону ледника Менсу. Сильный ветер. Продукты практически закончились.

12.05 С утра продолжаем спуск на Томские ночевки. На гребне ОЧЕНЬ сильный ветер. Стараемся идти с подветренной стороны гребня, так как боимся, что может сбросить или сдуть. Тем не менее, порывы ветра пережидаем прижавшись к склону и забив в него молотки. Одним из порывов Саню Проскурина отрывает от склона, приподнимает в воздух, он держится только за забитый в фирн айсбайль. Ветер немного утихает только когда спускаемся с перевала Делоне.
Все. Гора отпустила.
К обеду приходим в домик на Томские ночевки. Едим, пьем, спим. Решаем
сегодня не спускаться, так как на леднике лежит снег и он уже раскисший тяжелый и мокрый. Тут
внизу заметно теплее, чем на стене.

13.05 Выходим в 5 утра до солнца по холодку и к 9-ти спускаемся на базу в бочки. Дюша уже приготовил нам баню, плов и пирожки. Добрейшей души человек с отпечатком сурового северного общения с зеками, геологами да и местными алтайцами. Утверждает, что выменял у проезжих алтайских охотников тушку сурка. С неё и мясо для плова. При этом, почему то пропал последний, уже довольно взрослый, щенок у местной собаки (московская сторожевая). Еще на новый год щенков было двое. Первый где-то пропал раньше. Спрашиваем про щенка, оказывается он провалился в трещину, когда Дюша ходил на ледник посмотреть как мы там на стене. Кушаем плов, тихонько думаем про собачку Потом баня.
Оставляем Дюше веревку. Он реально за нас переживал. Он знает эту гору.
В 81 году, после прохождения маршрута по ребру командой из четырех человек, на спуске одна двойка улетела со снежным карнизом в сторону ледника Менсу. Одна двойка осталась. Его двойка.

14.05 Спуск. Прогулка длиной в 14 часов и 50 километров, из еды только четыре капустных пирожка.
Заночевали в 40 минутах от Кучерлы, чтобы не идти через нее ночью.

15.05 Утро, с утра вышли в 4 часа Кучерла - Тюнгур магазин, еда, машина.
Обед Майма.
В Барнауле в 9 часов вечера. В 12- ночи у меня поезд до Новосибирска. У Сашки в четыре утра поезд до Кузни.

16.05 В 6 утра я в Новосибирске. В 12 в Томске.


Результат

http://climb.tomsk.ru/viewtopic.php?f=31&t=282#p1731

Процентов на 90 новый маршрут на стене.
Протяженность около 40 веревок длиной в среднем метров по 40. т.е. 1600 метров
Перепад высот подножье-вершина ~1150м
Средняя крутизна всего маршрута около 60 гр.
Средняя крутизна стенной части маршрута порядка 70 гр.
Затрачено 7 ходовых дней или около 65 часов работы.
Пройдено участков 6 к.тр. около 250 м., 5 к.тр. около 600 м.
Маршрут камнеопасен, хотя стена состоит из достаточно прочных пород.
(в теплое время года видимо сильно камнеопасен и ходить летом не рекомендуется)
Стена психологически далась тяжело.
Последний раз редактировалось Кириков 17 апр 2013, 12:43, всего редактировалось 1 раз.
небонутый
Кириков
Аксакал
 
Сообщения: 467
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 20:55
Откуда: Томск

Re: Кириков

Сообщение ГаляГуц » 23 мар 2010, 12:32

Cпасибо, Саша.
Не следует быть лояльным по отношению к тем, кто не лоялен к вам.
Аватара пользователя
ГаляГуц
Инструктор альпинизма
 
Сообщения: 1335
Зарегистрирован: 06 дек 2009, 13:34
Откуда: Томск, ТФА

Re: Кириков

Сообщение Кириков » 05 июл 2010, 09:18

Саянская байка.

Сначала были лыжи.
И был снег. И рюкзаки.
И тяжело были нашим спинам.
И это был подход.

И был день, и была ночь,
и снова был день, и снова ночь.
И глубок был снег.
И это был полный подход.

И новый день настал, и шли мы,
и падали, и вставали и шли.
И к вечеру, возник пред нами -
исполин каменный с названием небесным,
и стена его суровая, холодная и великая.
И увидев стену, возликовали мы.
И сняли лыжи...

И тряпичный дом свой упрятали под камень немалый,
коих великое множество вокруг разбросано было.
И стали мы жить под стеной могучей и неприветливой,
и любоваться ею, и думы свои альпинистские думать,
и путь свой грядущий высматривать.

И был утром праздник влюбленных.
И вспомнили мы про любимых своих,
но не было их с нами.

И подошли мы под стену.
И вставили в нее первые железки хитрые,
и дырочки первые сделали,
и веревки первые повесили.

И новую ночь мы встретили в домике нашем тряпичном
и поняли, что крепко привыкать нам надо к нему.
И начали мы есть борщ.

И новый день настал,
и новые веревочки стали мы на стене вывешивать.
И работали усердно, и спорилось дело,
но велика была стена и трудна и холодна.

Еще две ночи прошло в доме под камнем,
еще два дня обживали мы стену.
И немало борща нам съесть пришлось.

И привыкли мы к стене и полюбили ее.
И каждый из нас смог штырей железных в стену понавставлять
и на веревочках, на ней развешенных, покачаться.
И все думы наши теперь были обращены к вершине стены могучей,
и захотели мы стать ближе к ней.

И новое утро настало, и решились мы дом свой тряпичный,
да скарб нехитрый взгромоздить на стену в место высокое, укромное и уютное.
И поползли мы потихоньку по веревочкам своим наверх
в самый центр исполина каменного.
И приютились там, на краешке полочки в домишке своем.

И еще пару дней минуло в стремлениях и трудах усердных.
И все выше тянули мы дорожку свою веревошную к макушке заветной.
И проложили мы нашу дорожку через зеркала каменные,
да карнизы немалые под самую маковку.

И настала пора нам домик тряпичный покинуть,
и макушку посетить.
И поели мы борща, и спать улеглись,
чтобы утром ранним сумеречным, с силами окрепшими,
веревочки дотянуть до вершины и постоять на ней героями.

Но помутил исполин каменный умы наши неокрепшие.
И потеряли мы счет времени.
И покинули мы домик наш во тьме кромешной,
И наверх полезли в темень непроглядную.

И веревочку повесили и другую,
но все также темно и тихо кругом.
И жутко нам было. Но не отступили мы.
И еще две веревочки повесили.
И на вершине оказались.
И пришло утро.
И возрадовались мы,
и героями себя возомнили.

Но не век нам так на макушке у исполина стоять.
И вниз мы поехали, скарб свой по пути собирая.
И опять ждали нас лыжи и путь неблизкий.

И вот вернулись мы по домам своим.
Но остался в сердцах у нас
и путь этот нелегкий, и исполин каменный.
И до сего времени греет души наши
и стена та мрачная и холодная
и вершина пика Звездного.

2002-2010
небонутый
Кириков
Аксакал
 
Сообщения: 467
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 20:55
Откуда: Томск

Re: Кириков

Сообщение Кириков » 25 дек 2012, 11:30

Зеркало классический маршрут.
http://climb.tomsk.ru/images/routs/zerkalo_routs3+.jpg

Несколько раз пытался написать про прохождение этого маршрута без веревки, но не хватало умения внятно свести воедино все то, что копошилось в голове . Слишком хотелось поделится эмоциями и мыслями до и во время восхождения, и просто описанием самого лазания. К тому же, для меня была и какая-то предыстория. В итоге на экране получалась неудобочитаемая куча и я отступал.

Но вот пришла в голову мысль, что не нужно всё перемешивать, а надо просто разложить всё по полочкам и разбить на отдельные кусочки.

Итак.
Приближение первое.

Этой весной я опять планировал только одну попытку. Набирать скальную форму в сибири эффективно получается только когда сходит снег, то есть с начала апреля. К началу лета скалы за день прогреваются так, что не успевают остыть за ночь до оптимальной температуры. Руки потеют, ноги плывут. Итак, лучшее время весной - конец мая. Иначе, нужно дожидаться осени. Но после летних высоких гор скалолазную форму приходится набирать заново.

Попытка №2. Май 2011.

Коротко и с минимумом эмоций.
Конец мая. Субботним днём выезжаю с семьёй на скалы. С нами в машине Колотило Серёга и его девушка Юля. На улице сыро, с утра идёт дождь, и в Томске и на скалах. Но прогноз обещает улучшение погоды к субботнему вечеру и хорошее начало дня в воскресенье.
Мой тактический план такой: вечером сделать три подхода на маршруте с верхней страховкой, а с утра по холодку пролезть без веревки.
Заезжаем практически прямо под Зеркало. Здесь для нас уже года четыре обычное место стоянки. При выездах семьёй с детьми такое расположение лагеря позволяет минимизировать время на перемещения и, соответственно, увеличить время лазания.
Ставим лагерь. На улице пока моросит дождик, скалы мокрые, но видно, что на небе разъяснивает. Готовим еду, варим глинтвейн, ждём погоды. Дождик потихоньку сходит на нет и скалы начинают подсыхать. Идём лазать - разминаться.
Для начала прохожу с нижней страховкой трассу "Зазеркалье" по углу. Страхует Серёга. Трасса мокровата. Приходится искать места куда можно поставить ноги, чтобы не мочить и не пачкать туфли. Вешаю на трассе верхнюю страховку и "попутно" вешаю еще одну взятую с собой веревку, продергивая через кольцо "новой" станции на Зеркале. Разогревшись в уголке и повешав верхнюю страховку на "основную" на сегодня трассу решаю сразу, не дожидаясь окончательного высыхания скалы, сделать первый из трёх запланированных пролазов с верхней страховкой.
На Зеркале меня страхует Надюха. Лезу. Лезется легко и надежно, несмотря на то, что состояние не идеальное. Но, тем не менее, состояние трассы оказывается гораздо лучшим, чем я ожидал, смотря снизу на недосохшие подтёки. Более того, неожиданно легко проходится выход на "аэродром", без обычных для меня здесь длинных движений, а с мелкими перешажками. Такой расклад в этом месте я еще не применял. Во время лазания голову не подключаю, лезу, как лезется, не озадачиваясь тем, что некоторые движения не заученно-отточенные, а скорее вольные и допускающие варианты. Это хороший знак. Также хорошо, что после первого прохождения руки остались свежими, запас очень приличный. В итоге спускаюсь и тут же лезу второй раз. Понравился новый расклад для ног под "аэродромом", захотелось повторить. Повторяю и вылажу трассу до конца. Спускаюсь. Не устал.
Отвязываюсь. Спасибо Надюха. Она сейчас лезть на Зеркало не собирается, будет ждать пока все досохнет. Это тоже хорошо.
Решаю изменить исходный тактический план. Третий раз сегодня репетировать смысла нет, и так всё хорошо, да и утра дожидаться для попытки тоже не обязательно. Конечно, утром скала попрохладнее и, вероятно, будет посуше, но, с другой стороны, вечером я всегда лезу получше. Решено, отдыхаю двадцать минут и лезу.
Ухожу к речке. Сижу. Вечереет. Красота. 20 минут.
Всё, я полностью восстановился и готов. Можно начинать. Иду к Зеркалу.
Надюха под ним. Она с Серёгой и Юлей лазала по уголку.
Спрашивает меня: "Ты полезешь"?
Отвечаю: "Полезу".
До сих пор я ни разу даже не намекал ей на то, что хочу сделать. Это нечестно по отношению к близкому человеку, но, мне казалось, что так гуманнее. Хотя, честнее признать, что меня сдерживал внутренний страх. Признаться в своих намерениях я боялся.
Итак, она еще ничего не подозревает. Буду тянуть до последнего. Надюха встает на страховку.
Я начинаю снимать поларку и прошу её: "Продёрни верёвку".
"Не понимаю", - отвечает она.
Я поворачиваюсь спиной и снимаю страховочную систему.
Повторяю: "Сдерни, пожалуйста. веревку".
Она опять повторяет: "Не понимаю, зачем?", но веревку начинает продергивать.
Дожидаюсь пока веревка упадет, магнежу руки и туфли. Стою лицом к скале, чтобы не смотреть на Надюху. Веревка падает, я тут же начинаю лезть. Первые несколько движений скользкие, но это еще шуточки, мои намерения еще не ясны. Вот над головой кармашек под правую руку и я тут же забегаю под горизонтальную трещину. Высота четыре метра. Теперь всё становится понятно.
"Ты что делаешь?", - слышу снизу возглас Надюхи. В голосе обида. Я не реагирую, и чувствую и понимаю, что она больше не будет пытаться мне помешать или как то остановить. Магнежусь, и начиная двигаться, сразу отключаюсь от всего, что может отвлекать. Траверс налево, четыре движения, руки снизу в откидку, ноги на трении. Затем по мелким активникам вверх. И опять небольшой траверс влево. Я под "аэродромом". Иду вверх в новом раскладе. Все хорошо.
Уже на аэродроме. Руки поочередно опускаю в мешочек за спиной, - магнежусь . Пара секунд отдыха. Совершенно спокоен и сосредоточен. Чувства обострены, в сознании ничего лишнего. Сомнений ни капли. Бросаю взгляд вниз по себя. Прямо подо мной, метрах в семи, в углу, стоит Серёга. Смотрит вверх на меня, взгляд напряженный. Руки приподняты. "Страхует". Смотрю направо на поляну под Зеркалом. Надюхи и детей нет. Увела, молодец. Взгляд налево. В полутора метрах в углу висит веревка. Если сделать небольшой шаг налево, её можно будет достать. Дальше она будет ещё ближе к маршруту. Надо было сдёрнуть и её. Не подумал. Впрочем, теперь неважно. Всё, я готов двигаться дальше. Поле зрения опять сужается до небольшого куска скалы прямо передо мной. Длинное движение на небольшую полочку под левую руку. Полочка на четыре пальца, глубиной чуть больше, чем полфаланги. Ноги в трение. Дальше с десяток аккуратных движений по мелочевке и пара кармашков по пути для секундной релаксации. Всё, верхний откол, вот я и наверху. По травке вылажу на осыпь слева, спускаюсь к реке.
Есть ощущение победы, но сдержанное и перемешанное с чувством вины. Нужно идти просить у своих прощения за выходку.
Надюхи у палатки нет, переобуваюсь и иду искать. Сидит у речки. Сильно обижена.
Общаться не хочет. Она знает эту трассу почти так же хорошо, как я. Почти.
Непростой вечер, обида не уходит. Сергей с Юлей оставляют нас с нашими переживаниями и уходят в верхний лагерь.

Попытка №1.
Конец мая 2010.


Выезжаю на скалы с Андреем Олейником. Семью не беру. На всякий случай. Повод, чтобы их не брать пришлось придумывать, потому что обычно такие выезды у нас семейные.
Всю весну готовился, разлаживался. Форма неплохая, да и по Зеркалу пролез в этом сезоне уже не менее десятка раз. "Боевой" расклад по трассе заучен еще в прошлом году, и переделывать что-то не собираюсь. Есть несколько движений, из-за которых внутри иногда гложет червячок, но повторений было не мало, срывов не было и это придаёт уверенности. На этот выезд взял у Марины Луневой видеокамеру. Решил, что если кто-то и будет снимать молча и не мешая процессу, так это Андрюха.
Тактический план: вечером репетиции с веревкой, утром пролаз.
Репетирую. Первый подход - прохожу трассу с нижней страховкой и развеской. На трассу хватило четырех оттяжек. Часть крючьев пропускаю. В принципе психологически чувствую себя комфортно.
Отдых и второй подход. Страховка верхняя.
Выскакиваю на полочку под горизонтальной трещиной, ухожу траверсом налево. Посередине траверса соскальзывает нога. Срыв.
Я слишком расслабился и был недостаточно сконцентрирован на лазании. В этом месте я не срывался уже много лет.
Всё, настрой сбит, попытка окончена. Настроение уходит в крутое пике. Вечером напиваюсь. С утра голова болит и руки дрожат, тем не менее вылажу с развеской Отражение.
Вывод прост: физически и технически запас есть, дело в голове. Буду готовиться.

Предыстория.

Всё что предшествовало сложно описать коротко.
Может несколько и странно, но мысль о том, что веревка и карабины это снаряжение лишь для тренировок, жила во мне буквально с первых дней прихода в студенческий клуб и начала занятий околоспортивным скалолазанием в 93-м году. С детства я получал удовольствие от процесса лазания в любом его виде. Деревья, стройки, разрушенные старые дома, мачты - всё это манило и в процессе вызывало "приятную щекотку" где-то внутри. Естественно, что слово страховка в моём тогдашнем лексиконе просто отсутствовало. Ощущения грани будоражили.
Году в 97-м в голове всё устаканилось. Лазать по скалам с железом и веревкой это прикольно и в кайф, но чистота и яркость ощущений появляется тогда, когда понимаешь, что готов от этого отказаться. Всё остальное становится подготовкой.
А ещё этот зуд внутри. Трудно передать. Интересные трассы снились и постоянно маячила мысль пролезть их “чисто”, без веревки.
В том году скалолазная форма была что надо. Но голова ещё была не готова.
В горах я был потенциально опасен. На маршрутах вешал верёвки практически не страхуясь, но "запас скалолазной прочности" был солидный.
Затем была "скалолазно-психологическая подготовка". Идея простая, научиться на скалолазных трассах не падать случайно, несмотря на то, что происходит в голове. Два года. Получилось.
С 2000-ного по 2003 год неспешно и потихоньку чисто пролез на "Ближних", "Дальних" и "Пещерских" скалах трассы, на которых был уверен в себе.
Но Зеркало требовало иной подготовки.
Тогда оно было самым сложным маршрутом, который я мог пролезть с веревкой.
В принципе, психологически к тому времени я уже почти дозрел.
Но не успел, не сложилось. В 2003м начались травмы. Дважды сильно поморозил ноги, почти чудом удалось обойтись без скальпеля хирурга. Скальные туфли, чтобы начать лазать опять одел только в 2008-м году.
2010-2012.
Последний раз редактировалось Кириков 17 апр 2013, 21:35, всего редактировалось 1 раз.
небонутый
Кириков
Аксакал
 
Сообщения: 467
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 20:55
Откуда: Томск

Re: Кириков

Сообщение fedeex » 25 дек 2012, 21:45

Спасибо, Саня. Я догадывался, что это был не один день подготовки, не сиюминутная прихоть.
З.Ы. Пока читал - перехватило дыхание, вспотели ладони и сердце быстрее заколотилось...
Аватара пользователя
fedeex
Аксакал
 
Сообщения: 637
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 08:11
Откуда: Аттуда...

Re: Кириков

Сообщение Екатерина » 25 дек 2012, 23:36

Спасибо что поделился! Очень захватывающе, пока читала,была в таком напряжении,будто сама стояла в низу и наблюдала !
Аватара пользователя
Екатерина
Втянувшийся
 
Сообщения: 54
Зарегистрирован: 08 дек 2011, 21:24
Откуда: г.Томск. Аида, Альпклуб

Re: Кириков

Сообщение Сальников » 26 дек 2012, 08:35

Сильно! Вылоложи на Баурок.
Аватара пользователя
Сальников
Инструктор альпинизма
 
Сообщения: 1560
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 17:14
Откуда: KZ,

Re: Кириков

Сообщение Кириков » 17 апр 2013, 12:38

Аккем. Бастион. Осень 2003г.
Изображение

19 октября
Наша група из 4-х человек - трёх томичей и новокузнечанина поднялась в Аккемское ущелье к Аккемскому озеру,
месту расположения метеорологической станции и базы Поисково-Спасательной Службы
Местное название "Балки".
Ближайшее жилье (это там где есть телефон и машины) - пос. Кучерла в 45км ниже по ущелью.
В составе группы:
Кириков Алесандр Вячеславович (г. Томск);
Проскурин Александр Вячеславович (г. Новокузнецк);
Олейник Андрей Александрович (г. Томск);
Колотило Сергей Владимирович, прозвище Крокодил (г. Томск).
Целью было совершение восхождения на вершину "Корона Алтая" (Катунский хребет или Катуньские белки, высота вершины 4167 метров)
по маршруту шестой категории сложности.
По возможности, планировалось прохождение нового маршрута - варианта маршрута Афанасьева 2002 года
(центральная часть восточной стены массива Корона Алтая, это бронзовый маршрут зимнего чемпионата 2002 года,
на его прохождение первовосходители, команда из 6-ти человек, затратили 15 дней,
при восхождении использовались подвесные палатки-платформы).
Как резервный, более простой вариант, рассматривался маршрут И. Алтайского 1983 г. по правой части восточной стены.

Планы были следующие:
20 октября подняться с грузом на "Томские ночевки" - щитовой домик, находящийся под Аккемской стеной (северной стены Белухи).
Несколько дней 21-22 октября планировалось затратить на акклиматизацию, оценку состояния маршрутов и окончательный выбор
объекта восхождения. В конце сентября-начале октября на Алтае прошла серия землятрясений,
что могло сказаться на состоянии маршрутов.

В дальнейшем планы пришлось корректировать.
Подняться за один световой день 20 октября на Томские ночевки нам не удалось.
Выйти с Балков в сторону Томских ночёвок, получилось только в обед, так как пришлось дожидаться
ту часть груза-снаряжения, которую мы забрасывали до озера на лошадях,
договорившись с алтайцами. Обеденный выход закончился ночёвкой на леднике, в полутора часах ходьбы от Томских ночёвок.
21-го октября.
Поднимаемся до "Томских ночевок". У Сереги Колотило начинаются проблемы со здоровьем, есть подозрение на пилонефрит.
После землятрясения ледники в районе сильно разорваны, очень много трещин, идём медленно.
Большую часть снаряжения оставляем перед ледопадом,- отсюда его ближе нести под запланированный маршрут- под Корону.
На "Томских" мы к обеду. Пол дня отдыхаем. Решаем, -завтра, рано утром, выходить в цирк ледника
"Короны Алтая" (прозвали мы его -"унитаз", за то, что с трёх сторон его окружают стены с которых после
любого снегопада лавины скатываются в цирк на небольшой ледник) под Восточную стену.
Снега в цирке много, ледник разорван, и наша эпопея грозит затянуться, если испортится погода.
Мы хотим, пока есть погода, занести снаряжение под стену и закопаться (вырыть пещеру под планируемым маршрутом),
чтобы ощущать себя там более-менее в безопасности.
22.10
Погода все-таки испортилась. Ночью и утром валит плотный снег. Выход откладываем. Думаем. После снегопада
в цирке короны некоторое время будет опасно, так как может присыпать лавинами со стены, прятаться там особо негде.
У Крокодила здоровье ухудшается. Как оказалось позже, у него начал выходить камень из почек.
Решаем, - завтра Крокодил уходит вниз.
После обеда погода несколько проясняется и Кириков с Олейником идут под Корону,
в место где начинается Восточный контрфорс (это начало самого простого с этой стороны маршрута - 4а),
чтобы окончательно оценить состояние маршрутов в цирке короны и наши возможности восхождения (втроем и без платформы).
На выходе мы выбираем другой объект восхождения: Северо-Восточный скальный бастион, выводящий на западное
плато массива Белухи. Бастион никем не хоженный. Подходы под него потенциально опасны.
Сверху - справа и слева от маршрута висят ледопады. Тем не менее, в нынешней снежно-ледовой
обстановке, этот вариант выглядит безопаснее, чем прогулки в цирке Короны.
23.10
Сергей Колотило спускается вниз. Мы втроем заносим снаряжение под выбранный маршрут.
Провешиваем бергшрунд и возвращаемся в домик.
Ночь проводим на "Томских ночевках"
24.10
Выход в 6 утра. Под маршрутом в 8.30. Начинаем работать. Внизу, первые несколько веревок, страшновато,
так как эта часть стены ещё может пробиваться ледопадом сверху. Затем выходим на маловыраженный скальный котрофорс,
тут уже более-менее безопасно. Во второй половине дня погода портится, идет снег, сильный ветер, видимость
метров тридцать. За день проходим пять веревок. (С учетом вчерашней "провески" уже шесть). Первым весь день
работал Саня Проскурин. Ночевка в конце пятой веревки. Т.к. пошли втроем, решили не брать каркас платформы
(это примерно восемь килограмм).
Ночевки приходится готовить подрубая снежно-ледовые полочки и наращивая их с помощью "простыни-косынки"
(Кусок ткани с проушинами). Ночевка получается полулежачая. Втроем, в нашей не очень хорошо растянутой
палаточке, тесновато и сыровато,- много конденсата от дыхания. Внутренний объем палатки небольшой и ткань недышащая.
К достоинствам палатки можно отнести армированное ремнями дно,что позволяет использовать ее как "полугамак".
На первой же ночевке начинаются проблемы с примусом. Работает очень нестабильно, сильно чадит, пару раз
воспламеняется, приходится тушить с угрозой спалить вещи и палатку. Тем не менее, удается приготовить горячую еду и чай.
Следующий раз горячее питье у нас будет через двое суток.
25.10
Погода не улучшается. Первый работает Кириков. С утра от Проскурина было предложение дюльфернуть (спуститься) вниз,
т.к. примус привести в порядок не удалось, но теперь спускаться во время снегопада совсем опасно.
Справа и слева регулярно сходят лавины, они переметают пути подхода. Самый безопасный способ уйти с маршрута
через верх (то есть пройти его). Решаем работать дальше несмотря на примус. Рассчитываем уложиться в 4-5 дней.
За день пройдено три пятидесятиметровых веревки. Лазанье постепенно усложняется. Всего, к концу второго дня провешено 9 веревок,
место ночевки в конце седьмой веревки. Тут получилась самая удобная ночевка. Все лежат и могут вытянуть ноги.
Питаемся всухомятку, благо рацион позволяет. Воду топим из снега в бутылочках на груди. За сутки удается растопить
300-400 грамм жидкости на человека. Вещи и спальники в палатке сильно отсыревают. Это очень неприятно, но
всё из современных синтетических материалов (тинсулайт, полар, гортекс), поэтому, когда вылазишь
из палатки, быстро вымерзает и при этом греет. Так что сильно мы пока не мерзнем.
Одежда у всех продумана довольно хорошо. Андрей Олейник пытается снимать восхождение на камеру,
но в этих погодных условиях вести съемку и сохранить работоспособность аппаратуры черезвычайно сложно.
26.10
Первым работает Проскурин. За день проходит 3,5 веревки метров по 35-40. Всего 12,5. Ночевка в конце одинадцатой.
Погода во второй половине дня налаживается. Становиться холоднее, но ясно, и снег прекращается.
Вечером готовим кисель.
27-29.10
Работаем на маршруте. В среднем за один день проходим по три полных веревки. Первыми, по очереди, через день,
работают Кириков и Проскурин. Лазанье в верхней части ещё усложняется, крутизна участков увеличивается.
Погода 27-го к вечеру опять портится, теперь уже окончательно. Приготовить горячую еду или питье
тоже больше не получилось. Около пяти часов вечера 29-го числа Кириков вылазит наверх бастиона, на плато.
Там мы планировали ночёвку, но на плато очень сильный ветер, гораздо сильнее чем на стене.
Поэтому решаем ночевать на последней вереке, на бастионе, как обычно, вырубая ледовую полочку.
Всего на маршруте повешено 22 веревки. Протяженность получилась около 950 метров.
Перепад высот бергшрунд - вершина бастиона (метров на 50 выше уровня плато) 850-870 метров.
Средняя крутизна маршрута 65-70 градусов. Уровень сложности ориентировочно 6а-зимняя. Летом должно быть несколько проще,
около 5б, т.к. снега значительно меньше, а он сильно осложнял прохождение многих участков.
НО! - летом маршрут однозначно значительно опаснее. Он потому и нехоженный, что летом и ледопады падают чаще и камни.
Кроме того, некоторые участки состоят из довольно сильно разрушенных пород, сейчас по осени все было смерзшееся.
Очень важно чтобы при прохождении маршрута не было
сильных градиентов температур и тем более переходов температуры с плюса на минус. Самое оптимальное время
для прохождения маршрута осень-зима, в это время солнце на стену почти не выходит. Весной уже выходит.
Маршрут, судя по натечному и каскадному льду на отдельных участках, проходит через несколько водопадов,
которые стекают по стене в "теплое" время года.
При прохождении маршрута мы использовали весь арсенал снаряжения, имевшегося в наличии. Неплохо шли скальные якоря.
На некоторых базах в верхней части маршрута забиты стационарные шлямбурные крючья. При прохождении нескольких участков
сделали несколько дырочек под скайхуки.
30.10
Видимости нет. Ветер, снег. Тем не менее, решаем выходить на плато и искать спусковой маршрут.
(Восточный контрфорс массива Корона Алтая, маршрут 4а). Рекомендации спасателей были высиживать и ждать погоду,
так как ориентирование на плато в отсутствие видимости затруднено, и движение по нему небезопасно. Но ждать было
проблематично,- без нормального горячего питания силы все равно потихоньку убавлялись, кроме того, подходил к концу
контрольный срок (1 ноября). Да и особой надежды на улучшение погоды в ближайшие дни не было.
Во второй половине дня, попытки с четвертой, смогли найти начало спускового маршрута. Тем не менее, из-за отсутствия
видимости на спуске умудрились уехать на пару веревок мимо гребня на стену в цирк Короны. Когда разобрались, пришлось
подниматься и несколько часов потеряли. Заночевали в итоге на гребне, вырыв пещеру.
Надеялись, что в пещере будет теплее и суше, чем в палатке, но это была ошибка. Пещера вышла маленькая не удобная и
холодная, кроме того, на ее изготовление затратили слишком много сил, так как наполовину пришлось вырубать
её в ледовом склоне.
31.10
Подолжаем спуск. С утра холодно. мерзнут руки и ноги. Отмахиваем. Все подустали. Темп движения невысокий.
К вечеру добираемся до "Томских ночевок". Оказывается, нас там ждут Крокодил и дежурный спасатель с балков
Юра Шварц. На это мы не рассчитывали. Начав переодеваться в домике, обнаруживаем что у Кирикова и Проскурина
серьезно поморожены ноги. Наложилось переутомление, общее переохлаждение, обезвоживание, и не очень удачная обувь.
В результате не смогли четко проконтролировать свое состояние, - руки с утра спасли, а ноги упустили.
По рации связываемся с "Балками", и просим оттуда связаться с Горным и дальше с Томском.
Просим, чтобы нас в Тюнгуре встретили на машине. До Тюнгура рассчитываем добраться своими силами.
Ночью отпиваемся, отъедаемся ("размачиваем кишечники" - чудесные ощущения), первые процедуры по спасению
пальцев на ногах.
1.11
Спускаемся до "балков". Своей вчерашней связью все-таки подняли переполох, хотя старались дать информацию,
по-возможности, четко. Звучат слова о вертолете.
Параллельно начинаем прорабатывать вариант дальнейшего спуска на
лошадях, которых можно поднять из Тюнгура. Спуск пешком (45 км) грозит ухудшением состояния ног.
Поэтому, решаем с утра не выходить, пытаться связаться с Тюнгуром и заказывать лошадей "наверх".
2.11
По связи дают информацию, что вертолет уже оплачен.
Начинаем ждать и лечить ноги.
3.11
Ждем. Лечимся.
4.11
В обед прилетает вертолет в нём Галя Гуц. С вертолётом подсуетилась она - огромное спасибо ей.
К вечеру мы в Горно-алтайске.
С Горного разъезжаемся в разные стороны. Проскурин в Новокузнецк, его в Горном встретили родители и девушка.
Нас (Кирикова, Олейника, Колотило) Галка к ночи довозит до спас службы в Барнауле.
5.11
Дорога Барнаул-Томск.

...
...

P/S Послесловие от первого лица с медицинским уклоном.
Для расширения кругозора лиц не исключающих вероятности поморозиться.

30.10 Восхождение окончено, мы живы.
Вечер. Приходим в домик на "Томские ночёвки". В домике тепло. Достаточно неожиданно, нас встречают
Сергей Колотило и Юра Шварц. Раздеваемся. Начинаю разуваться и понимаю, что не могу снять с ног внутренние
сапожки от пластиковых ботинок. Прошу мужиков помочь. С левой ноги сдёрнуть удаётся без особых проблем,
хотя сапожок и примерз к носку. А вот с правой ногой всё похуже. Отдирается сапожок с хрустом, только вывернутый,
и вместе с носком, - примерз основательно. Вся ступня желтая, твердая, холодная и ни хрена не чувствует.
Некоторая чувствительность, впрочем, осталась в пятке. Короче, всё понятно - приехали.
Проскурин и Олейник тоже поморозились, но у Андрюхи совсем ерунда, а у Сани видно что прихвачены
несколько пальцев, но вроде не сильно глубоко.
Начинаем реанимацию.
Шаг первый - ноги в теплые просторные меховые чуни (это запасливый Крокодил приволок).
Трогать ступню сейчас бесполезно, и даже наоборот. Пусть тихонько оттаивает и отогревается изнутри.
Шаг второй - обильное горячее питьё.
Шаг третий - для улучшения циркуляции крови ногу от лодыжки и до колена периодически массируем,
сначала Крокодил, а потом и я сам.
Между массажами нога находится в двух положениях - либо висит вниз, либо я лежу а она задрана к потолку.
Идея - принудительно добиться как можно более интенсивного кровотока загустевшей от обезвоживания крови.
Эти упражнения занимают у меня всю ночь до утра.
01.11 К утру нога начинает распухать. Но её, все-же, удаётся запихнуть в ботинок, правда не свой, а побольше.
Спуск на Балки занимает у меня около восьми часов. Разуваюсь. Вот теперь, нога распухла по-настоящему.

02-05.11 Ожидание вертушки, антибиотики, вертолёт, Горный, машина, в ночь на 6 ноября-дом .

06.11 Отлёживаюсь дома. Ноге плохо. Стараюсь не ходить.
Нога сильно распухшая. Цвет багрово-фиолетовый.
Очень плохо, что уходит время. Уже прошла неделя, а активная реанимация ещё не начиналась.

7.11 Утром приезжает Стас Крылов он вчера договорился со "своим хирургом".
Этот хирург укорачивал Стасу пальцы после его холодной ночевки на Эвересте.
Стас отвозит меня в клиники при мед. университете.
Меня ложат в стационар.
с 7 и почти до конца ноября лечение.
Стандарный ежедневный расклад - 6 уколов антибиотиков через каждые 4 часа
(первые полторы недели что-то простое вроде ампицилина, потом поменяли на другой антибиотик широкого спектра действия, дабы не привыкал),
одна капельница 400 мл пентоксифилина (трентала), сразу следом за ней ещё одна капельница 400 мл физраствора с витаминками.
Чуть позже (как только смогли достать), добавилась еще одна капельница со смешным лекарством "Вазапростан".
Дорогое - сука, но эффективное. Сосуды на перифирии расширяет бешенно, со всеми интересными побочными последствиями.
(Короче, как следствие, после некоторых размышлений и консультаций с нашим томским
горным туристом, а по совместительству профессором НИИ Фармакологии Н.И. Сусловым, с той поры, в горной аптечке у меня появилась Виагра,
как средство от обморожений. Вместо никотинки. Уже позже, прочитал, что к такому же варианту пришли и западные альпинисты.)

Да, еще ежедневные перевязки с мазью Вишневского.
Позитива добавляло регулярное общение с хирургом, который настраивал, что важно сохранить
большой палец и мизинец, чтобы не нарушить свод стопы, а остальное уже не так существенно.
При этом хирург регулярно порывается поковыряться в пальчиках чем нибудь металлическим, чтобы определить глубину поражений.
Я категорически отбиваюсь. Делаем с ним ставки - сколько и чего останется.
Антибиотики тоже делают своё дело - гангрена сухая. И это уже неплохой вариант.
Формируется жесткий чёрный чехол на полступни.
Насколько глубоко все обморожено пока неясно.
Добавляются регулярные процедуры по УФО крови. Сливаем 800 мл крови в "тазик" , попутно облучая её ультрафиолетом,
затем заливаем обратно. Перемещаюсь все время на костылях, лелею больную ногу.
По полдня под капельницами занимаюсь аутотренингом. Доходчиво объясняю пальцам, что они всё ещё живые.
По вечерам, на ночь, сбегаю домой, договариваясь с медсестрами, и забирая антибиотики с собой.
К утреннему обходу я снова в койке в палате.
Недели через две, дело начинает потихоньку идти на поправку.
В некоторых местах по краям черный чехол на ступне начинает отторгаться. Под ним молодая кожа.
Хотя что с пальцами пока непонятно.
Единственный раз сдался хирургу и дал расковырять один из пальцев. Чувствительности нет, но кость, по его словам,
пока не отмирает. Значит питание в неё поступает. Может и обойдётся. Собственно, рентген тоже показывает,
что кости, пока, структуру не меняют.
Хирург неоднократно предлагает почистить некрозы, но я отказываюсь - почему-то верю, что всё обойдётся
и тяну сколько возможно.

В итоге, всё в принципе и обходится. Через три недели меня отпустили домой. Чисток некроза не проводили.
Убирали только то, что отслаивалось во время влажных перевязок.
Все потихоньку, месяца за два, сошло само. Естественно, со всеми ногтями. Резать ничего не пришлось.
Поражение конечно было глубокое, так как нервы и сосуды в ступне и пальцах так до сих пор до конца
и не восстановились. Некоторое время пальцы совсем не гнулись, но удалось потихоньку разработать.
Хотя, часть мелких связок так и не пришла в норму.
Хуже всего восстановились ткани на среднем пальце, который хирург всё-таки вскрывал.

Через четыре года, в 2007 году, после холодной ночевки в верхней части маршрута на Победе,
этому пальцу опять достанется больше всех. Мягкие ткани поотваливаются, и кончик косточки крайней
фаланги будет торчать, не зарастая, почти полгода с августа по март, пока окончательно не отомрёт и тоже не отвалится.
Да, вывод постфактум - ходить с торчащими костями идея сама по себе неправильная.
Надо было, всё же, косточку подрезать, и делать пластику. Быстрее было бы и с меньшими страданиями.

2003-2013
небонутый
Кириков
Аксакал
 
Сообщения: 467
Зарегистрирован: 13 окт 2009, 20:55
Откуда: Томск

Re: Кириков

Сообщение climbman » 12 янв 2015, 09:01

Видеоролик вконтакте
Алтай. Пик Эйнштейна. 2004г. 12:56

Изображение
Квантуюсь.
Work less, climb more...
Аватара пользователя
climbman
Абскакал
 
Сообщения: 7038
Зарегистрирован: 26 окт 2009, 12:49
Откуда: Томск, Арба-ТФА-ПСС.


Вернуться в Кириков

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1